История поселка Мордвес

ИСТОРИЯ ПОСЕЛЕНИЙ С НАЗВАНИЕМ МОРДВЕС

Поселок Мордвес, бывший районный центр, отметил свое стодесятилетие. В том, что ему всего 110 лет, сомнений быть не может, так как всего 30 лет назад умерли последние свидетели возникновения поселка в чистом поле в связи со строительством железной дороги. И обо всем этом речь впереди.

Но в архивных документах, предоставленных мне в свое время замечательным нашим краеведом Бороздинским М.Г., значится не одно поселение с наименованием Мордвес. Поэтому давайте перелистаем несколько страниц истории и начнем с реки Мордвес.

СТРАНИЦА ПЕРВАЯ.
СКОЛЬКО ЖЕ БЫЛО ПОСЕЛЕНИЙ С НАЗВАНИЕМ МОРДВЕС?

По мнению известных тульских краеведов, в том числе Н.Ф. Андреева /1797г. — 1866г./, проживавшего в селе Торхово под Тулой, река Мордвеза или Мордвези, как он ее называет, — яркое свидетельство проживания здесь в древние времена финно-угорского племени Мордва. Протекает река Мордвес по территории Веневского района, а впадает в реку Осетр в Серебряно-Прудском районе Московской области. Берет река свое начало около деревни Большая Уваровка в овраге, именуемом по словам старожилов «староречье Мордвее». Далее на реке или около нее расположены деревни Полошково, Климентьевка, Каменка, Чернево, Алесово, Малая Уваровка, теперешний поселок Мордвес и далее Трухачевка, Пряхино, Даровая — в Веневском районе, а поселения Большое и Малое Орехово, Петрово, Невежино, Титеево, Владимировка и при слиянии с Осетром Новые Майгоры, Скородна — в Серебряно-Прудском районе Московской области, о чем свидетельствует и крупномасштабная карта Главного управления Геодезии и Картографии при Совете Министров СССР за 1947 год.

Но в древнейшем описании Веневского уезда — Писцовых книгах 1571г.-1572г. упоминаний о реке Мордвеза /Мордвес/ нет, видимо потому, что она входила в ту пору со всеми находившимися на ней поселениями в Каширский уезд.
Однако в книге П.И. Малицкого «Приходы и церкви Тульской епархии», изданной в Туле в 1895 году, сказано, что село Мордвез древнего происхождения, что наименование его произошло от речки Мордвезы, на которой стоит. По храму же село именуется Троицким. В давние времена, свидетельствует он, в селе было 2 деревянных храма, которые за ветхостью пришли в негодность. И в 1771 году вместо них был построен новый каменный храм «Пресвятой Троицы» генеральшей Прасковьей Иаинуарьевной Кропотовой. Позже, по свидетельству П.И. Малицкого, помещик И.И. Раевский пристроил к храму в 1824 году трапезную с двумя боковыми приделами, а в 40-х годах 19 века он же помог выстроить колокольню На 1901 год в храме служили:

1. Священник — Иван Иванович Воскресенский /родился 3.01.1869г., назначен к храму 3.11.1897г., а с 8.01.1899г. назначен Благочинным церквей 5-го Каширского благочиннического округа/.

2. Дьякон — Иван Иосифович Иванов /родился 8.11.1863г., назначен из села Рогозине Тульского уезда 30.11.1888г., где был псаломщиком/.

3. Псаломщик — Иван Семенович Димитревский /родился 1.05.1847г., назначен на должность 14.11.1865г./.

4. Старостой с 1896г. был крестьянин-собственник из Климентьевки Иван Ефремович Лобанов 1860г. рождения.

В то время, когда создавалась эта книга, т.е. в конце 19 века, село Мордвез-Троицкое именовалось еще и Трухачевым, а рядом через овраг существовала деревня Трухачевка. Всего в состав Троицкого прихода входило 11 деревень, а население прихода составляло 1154 мужчины и 1237 женщин. Это были Трухачевка, Погореловка, Михайловка, Барсуки, Костюшино, Климентьевка, Полошково, Каменка, Чернево, Алесово, Уваровка /теперь Малая/.
Крупнейшими помещиками Троицкого прихода были полковник Юшков Василий Николаевич, который с женой Анной Ивановной имел в с. Дьяконово, деревнях Барсуки, Михайловка и Пряхино 590 душ крепостных только мужского пола. А майор Сафонов Сергей Степанович имел в деревне Михайловка 114 душ крепостных. Действительный статский советник и ордена св. Анны церемонийместер князь Оболенский Андрей Петрович с дочерью Екатериной в д. Барсуки — 73 души мужского пола и 170 душ в других деревнях. В Барсуках, кроме того, малолетним дворянам братьям Петру и Тарлампию Сергеевичам Муромцевым принадлежало 15 и 16 крепостных, а вот их отцу Сергею Петровичу Муромцеву, принадлежало 99 крепостных мужского пола в селе Трухачеве, где и была церковь «Троица Мордвезская», или иначе в селе Мордвез.
Из других помещиков Троицкого прихода можно назвать поручика Сомова Ивана Осиповича, который имел в д. Пряхино и д.Погореловке 40 крепостных и подпоручицу Сомову Марию Федоровну, имевшую 19 душ в д. Климентьевка. Здесь же, в д. Климентьевка 8 душ крепостных было за подпоручиком Федором Ивановичем Дурново, который мог быть отцом М.Ф. Сомовой. А коллежский асессор Иван Иванович Раевский имел в д. Климентьевка 49 душ крепостных. Вот, оказывается, какая большая была Климентьевка, теперь исчезнувшая с лица земли. И еще. Владелец деревень Каменка и Полошково Дмитрий Дмитриевич Оболенский имел здесь 218 крепостных и 7 дворовых крестьян.
Большинство этих помещиков брали с крестьян оброк и еще заставляли отрабатывать барщину. Так, например, Д.Д. Оболенский брал с крестьян денежный оброк 21-28 рублей с копейками за каждую десятину и вместе с тем привлекал их на барщину. А Авдотья Васильевна Ляпунова в Барсуках имела 164 крепостных мужского пола в 33 дворах, которые, кроме оброка, обрабатывали на помещицу 324,88 десятин земли.
Итак, задолго до возникновения современного поселка Мордвес, существовало очень древнее село Мордвез с храмом «Мордвезская Троица». Но в «Сборной таблице специальной карты Европейской России», изданной в 1876 году, где были указаны все без исключения населенные пункты, на 58 листе запечатлевшим все южное Подмосковье, поселений с наименованием Мордвес или Мордвез уже нет. Но зато есть нынешняя д. Трухачевка, а севернее ее с. Трухачево /с церковью «Мордвезская Троица»/.
Где же теперь это древнее село Мордвез, позже переименованное в с. Трухачево? Село, видно, исчезло с лица земли еще до 1901г., так как из клировых ведомостей ясно, что в 1901 году около церкви находилась лишь действующая земская школа для мальчиков и в этом же здании церковно-приходская школа для девочек. Здание построено в 1887 году, В 1901 году в Мордвесской женской церковно-приходской школе при храме «Мордвесская Троица» учителем был диакон Иван Иосифович Иванов, 36 лет в 1879г. окончил Тульское духовное училище, имеет свидетельство на звание учителя, учительствует с 1881 года, в данной школе с 1 октября 1894г. 

В 1901г.-1902г. учатся 20 девочек. Квартиры нет. Учит без оплаты. После революции здесь работала начальная школа с квартирами учителей, и еще цела была пристройка, принадлежащая храму. Все это исчезло после того, как начал обустраиваться новый районный центр в связи с образованием Мордвесского района. Тогда же и был разрушен храм, а кирпич пошел не строительные нужды районного центра.
Деревня Трухачевка не только не исчезла, но и значительно приросла, видимо, за счет населения села Трухачево, а в наше время и благодаря строительству новых улиц с домами для работников сельского хозяйства.

Значит, с древним селом Мордвез, оно же «Мордвесская Троица», оно же Трухачево все ясно.
Но, оказывается, в нашей округе существовало еще одно не менее древнее поселение с названием Мордвез, только это было не село, а деревня, стало быть никакого храма так не было. Об этом свидетельствует официальный документ «Шестая подушная перепись /ревизия/ 1811 года», опубликованная В.И. Чернопятовым в 14 томе «Дворянского сословия Тульской губернии».

И вот там коллежский асессор Илья Петрович Уваров владел вкупе с сельцом Предтечи 98 крепостными мужского пола, а статскому советнику Дмитрию Петровичу Уварову в этой деревне, с.Тулубьево и сельце Трусловка принадлежало 129 крепостных мужиков.
На основании уставной грамоты, хранящейся в Государственном архиве Тульской области здесь было освобождено в 1861 году помещиком Уваровым 86 крепостных мужского пола с земельным наделом в 225 десятин.

А в Трухачеве, т.е. бывшем Мордвезе /при церкви «Мордвесская Троица»/помещицы Муромцева и Минакова освободили по 14 крепостных мужиков с земельным наделом 1 42 десятины, В соседней Трухачевке помещик Раевский по грамоте № 200, хранящейся в Государственном архиве Тульской области, освободил 37 крепостных мужиков с наделом в 111 десятин. А еще помещица Муромцева по грамоте № 201 освободила 22 крепостных с 66 десятинами земли да помещица Милохова по грамоте № 202 — 14 мужиков с 42 десятинами.
Значит, в одном и том же 1861 году существует 2 поселения под названием Мордвез: одно при церкви «Мордвезская Троица», или Трухачево, которым на день освобождения от крепостного права владеют помещицы Муромцева и Минакова, а ранее принадлежавшее владельцу 99 крепостных капитану Сергею Петровичу Муромцеву, и второе — деревня Мордвез, которая значится за помещиком Уваровым в Васильевской волости Веневского уезда. А где же теперь эта деревня?

Чтобы ответить на /этот вопрос, мы должны обратить внимание на населенные пункты, расположенные на реке Мордвес, от которой они и могли бы получить свое название. Берет река свое начало около д. Б. Уваровка, а затем по течению после д.Алесово стоит Малая Уваровка. Но ведь исстари существовала практика называть деревни по фамилиям владеющих ими господ. Однако Малая Уваровка вместе с Черневым и Алесовым административно всегда входили в Каширский уезд вплоть до образования Мордвесского района. Когда при построенной станции Мордвес в 1899 году стали стихийно, без генерального плана, возникать первые постройки новоселов, то часть их селилась на Веневской, а часть на Каширской земле, и граница между уездами проходила прямо по поселку, т.е. по теперешней улице Советской. Тогда, разумеется, еще никаких улиц не было.
Следовательно, Малая Уваровка отпадает. И остается лишь одно поселение прежде носящее имя реки Мордвес и принадлежавшее господам Уваровым, ими же и освобожденное от крепостного права — это современная Большая Уваровка, кстати, ранее принадлежавшая к Алитовскому приходу Васильевской волости Веневского уезда и никогда не входившая в Троицкий /Мордвесский/ приход Каширского благочиния.
Вот и получается, что современный поселок Мордвес — уже третье поселение, носящее это название.

СТРАНИЦА ВТОРАЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО ЖЕЛЕЗНОЙ ДОРОГИ

Как уже было сказано, современный пос. Мордвес возник более 100 лет назад в связи со строительством железной дороги Венев — Кашира, чему предшествовали трудные и многолетние хлопоты.

8 марта 1872 года Веневское чрезвычайное уездное земское собрание единогласно постановило представить правительству по предложению гласного В.А. Черкасского ходатайство о строительстве железной дороги от г.Зарайска на Серебряные Пруды, Поветкино и Урусове до пересечения с веткой, разрешенной к строительству, Скопин — Тула, которая пересекалась бы с веткой от Ельца.

В качестве обоснований необходимости этой дороги для Веневского уезда приводились трудности «первобытного подводного порядка по Каширскому большаку, улучшением которого Московское земство не озабочено», дороговизна цен на подводы, которые «в зимнее время поднялись от 2-3 рублей до 4-5, т.е. до 20 копеек с пуда, а летом которых не достать». Далее говорилось о веневском хлебе, особенно об овсе и муке, о веневских дровах для Москвы, о месторождении каменного угля и, наконец, о крупнейших залежах строительного камня у селений Гурьево, Бяково, Хрусловка, в чем так нуждается столица.
В 1874 году общее собрание Общества Московско-Курской железной дороги утвердило доклад о Строительстве железнодорожной ветки на г. Венев, но при этом наметило 3 варианта: 1/ на соединение с Москвой через г.Зарайск, 2/ прямо на Москву через Каширу и Бронницы, 3/ через Лаптеве.

В декабре 1874 года на Тульском губернском земском собрании произошел серьезный спор между В.А. Черкасским и князем Оболенским, каждый из которых хотел приблизить ж/д к своим владениям. Более выгодное предложение князя Оболенского было отклонено губернским земским собранием, а предложение В.А. Черкасского из-за технических трудностей не было принято правлением Московско-Курской дороги.
В результате строительство дороги до Венева было отодвинуто на 2 десятка лет. А жизнь не стояла на месте, шло бурное оживленье промышленности, сельского хозяйства, торговли. Так, по данным 1887 года в Веневском уезде действовали 3 винокуренных завода, 2 винных склада, 45 винных лавок, 28 трактиров, 24 постоялых двора, 138 торговых лавок, 10 хлебных амбаров, 2 шерстобойки, 26 маслобоек, 50 водяных и 33 ветряных мельницы, 34 крупорушки, кожевенный и сальный заводы, многие другие заведения. Их общая оценочная стоимость для взимания налогов была исчислена в 326768 рублей, с которых земство получало 4746 руб. 30 коп. денежного сбора в год. Вот на какие деньги строились земские школы и больницы. И, конечно же, в связи с таким бурным развитием г. Веневу очень нужна была железная дорога.

26 лет продолжалась хлопоты веневского уездного земства о ее строительстве. В феврале 1896 года 31-е очередное тульское губернское земское собрание рассматривало совместное ходатайство веневского и каширского уездных земских собраний о скорейшем проведении линий Павелец-Москва с направлением ее через Венев или близь него с питательной ветвью и допуске их представителей на обсуждение данного вопроса в правительстве.
9 июля 18S6 года из министерства внутренних дел пришел на это ходатайство положительный ответ на производство технических изысканий.
И вот в следующем, 1897 году развернулись большие строительные работы на Московско-Павелецкой линии, протянувшейся через Каширу, Ожерелье, Серебряные Пруды и Михайлов, а так же на железнодорожной линии от Ожерелья до Венева.
Успешному завершению хлопот и быстрому строительству железной дороги на Венев в немалой степени способствовало доброжелательное к этому отношение известного инженера — путейца Карла Федоровича фон Мекка /1821г.-1876г./, жена которого Надежда Филаретовна /1831г.-1894г./ была покровительницей П.И. Чайковского, а затем Владимира фон Мекка, их сына.

Все основные работы на строительстве железной дороги велись в ту пору вручную, а грунт перевозился на тачках и специальных повозках — грабарках со съемными бортами для облегчения выгрузки. Днем и ночью не смолкали здесь голоса грабарей, скрип колес и глухие удары землеройных орудий. На отдельных участках из каменистых пород нередко гремели амональные взрывы.

Тем временем строительство на линии Кашира — Венев приближалось к завершению. В г. Веневе конечном пункте, кроме кирпичного вокзала, возводилось паровозное депо с поворотным кругом, прокладывался от реки Веневки водопровод к водонапорной башне за вокзалом, строились погрузочно-разгрузочные площадки, склада и другие сооружения. В селе же Хрусловка главный строитель Владимир Карлович фон Мекк на выделенном ему веневским уездным земством участке построил замечательный двухэтажный дом из 24 комнат с отличной друг от друга отделкой. А вокруг дома был paзбит замечательный парк и рассажены сады.

В 1899г. на границе Веневского и Каширского уездов тоже было решено построить железнодорожную станцию, которая по протекающей здесь речке получила название Мордвес. Красивое, как и в Веневе, двухэтажное кирпичное здание вокзала в псевдоготическом стиле, ажурная вертикаль сзади него водонапорной башни и другие строения значительно изменили весь облик окружающей местности.
С осени 1901г. на Веневской железнодорожной ветке началось регулярное движение товарных и пассажирских поездов. А первый пробный поезд был пущен летом 1901 года и вызвал повсеместно всенародное удивление и даже изумление. Посмотреть на невиданное паровое чудище на станциях собралось буквально все население окружающих сел и деревень. А в Веневе поезд встречали с музыкой и величайшим торжеством.
Вот что рассказывал мне о встрече первого поезда на станции Морвес очевиден и участник этого события Карасев Василий Федорович, житель д. Климежтьевка, проживший 92 года и родившийся в 1887 году. Во время этого чрезвычайного события ему было уже 14 лет, память у Василия Федоровича была отменная. «Вот остановился поезд, а паровоз продолжает фырчать. Народ глядит во все глаза и изумляется. Кто крестится, кто хохочет, гомон кругом, и все смотрят, как на великое чудо. А машинист распираемый буйной радостью, что ведет такую махину, решил подшутить над толпой, да как крикнет: «Расходись, сейчас разворачиваться буду, всех подавлю!». А сам как пар выпустит! Народ-то и кинулся врассыпную с криком, поверив, что и вправду задавит». Далее Василий Федорович говорит, что «вначале поезд ходил один раз в сутки: в 10 часов утра из Каширы до Венева, а в 10 часов вечера из Венева до Каширы. А уж потом движение наладилось».

СТРАНИЦА ТРЕТЬЯ
ВОЗНИКНОВЕНИЕ СОВРЕМЕННОГО ПОСЕЛКА МОРДВЕС

До конца 19 века на месте современного поселка Мордвес было чистое поле, на котором сеяли хлеб крестьяне окрестных деревень. Жизнь по рассказам старожилов была очень тяжелой. Вот что рассказывал в жизни крестьян в своей деревне Климентьевке Василий Федорович Кагасев, которому подростком пришлось пахать не только свою, но и барскую землю.
«Земля, — говорит он, — была у господ, а у крестьян ее было очень мало. Работали на помещиков Раевских с утра до ночи, а получали за это по 15-20 копеек я день. Одеты крестьяне были очень плохо. Зимой и летом ходили в лаптях, а у кого были сапоги и ботинки, так их одевали только в церковь и по большим праздникам, старались за свою жизнь же наносить, а передать детям. Поэтому многие и до церкви шли кое в чем или босыми и только на паперти обувались. Покупка сапог даже после революции была большим событием. Избы были крохотные, многие топились по-черному, так как на трубу нужен был кирпич, а он стоил денег. Вот затопим печку, а дверь настежь, верхом из избы дым, а низом мороз в избу. Избы были закопченными, а от людей всегда пахло дымом и копотью. Полы чаще всего у бедняков были земляными. Как можно было в таких домах навести чистоту, если на ночь в дом пускали зимой и корову для отела и подкормки, и появившихся на свет ягнят, чтобы же померзли, ж куры в мороз сидели под печкой. Морозы-то тогда трещали настоящие. Бывало петухи запоют, и люди встают, ведь часов-то ни у кого не было. Во всей деревне Климентьевке часы-ходики были только в одном зажиточном доме.

3имой женщины пряли холсты, а мужчины плели лапти да веревки. Лампы были не у каждого, работали с коптилками, а еще раньше — с лучинами.
Крестьянские дети могли учиться только 3 года, но далеко не все из-за отсутствия обуви и одежды. Детей в каждой семье было много, и очень часто на 5-8 детей в доме существовали единственные валенки, А выбежать на улицу и посмотреть, что там творится, так хочется! И вот ребятня выбегала на улицу босиком. Пробегутся по снегу, запустят друг в друга по нескольку снежков и скорее на печку отогревать пятки. А как только сходил снег и до осенних заморозков дети да и многие взрослые ходили босыми, лапти-то тоже жалели, да к лаптям-то еще нужны были веревки и онучи, т.е. портянки. Да и плели их по-разному. У одного они получались крепкие, ладные, удобные и непромокаемые, а у другого не лапти, а уроды.

С ранней весны многие дети пасли скот у господ. За весь сезон от весны до осени пастухам платили по 10 руб., но деньги отдавали только в конце пастьбы, если пастух господам угодил.

Многие крестьяне, доведенные до нищеты, уходили в город на заработки. Но и там было не сладко. В год на фабриках и заводах получали не больше 60-70 рублей за многочасовой рабочий день. Это и на жизнь многодетной семьи, и на покупку павшей коровы или лошади, и на уплату налогов. Особенно тяжелым было положение у женщин.
До строительства станции Мордвес ближайшей ж/д станцией было Лаптеве /теперь Ясногорск/, до которой 40 верст ходили пешком. Тогда это было обычным делом. Многие даже до Москвы ходили пешком, особенно женщины, к работавшим там мужьям, ведь денег-то на дорогу у многих просто не было» — свидетельствует Василий Федорович Карасев.
Когда же началось строительство линии Кашира — Венев и станции Мордвес, около будущего вокзала, где бурно кипела работа, появились первые поселенцы — владельцы лавок и трактиров.

Вот что рассказывали об этом времени Ефим Иванович Бобылев и Зоя Ивановна Кирьянова: «Первым поселился Александр Алексеевич Наумов. Открыл бакалейную лавку, поставил трактир с граммофоном, и к нему в трактир народ валом валил, чтобы попить чаю и посмотреть на граммофон. Разве не чудо? Из ящика вырывается человеческий голос, а самого-то человека не видно! Так что в трактире всегда было людно и приносил он хозяину немалый доход. А рядом Наумов построил кирпичный склад и покупал у мужиков зерно. А потом построил и свою мельницу. Позже рядом построил кирпичный дом его брат — Наумов Илья Алексеевич.

Вторым поселился Клепиков Николай Иванович в деревянном доме и рядом построил паровую мельницу. Недалеко от него построил свою кузницу Юшим Федор Васильевич, а напротив поставил свой дом и лавку торговец Макеечев.

Пятыми возвели свой дом и лесной склад торговцы Капитоновы, успешно торговавшие лесом, а шестым домом в сторонке около оврага стала почта, где первым начальником почты работал Анохин Сергей Сменович.».

Поселок разрастался быстро, хаотично, без плана. Улицы появились позже, и первой была построена и заселена улица, которая в советское время была названа Комсомольской, так говорит Бобылев Ефим Иванович. После революции, по свидетельству Кирьяновой Зои Ивановны, в доме у купца Наумова Александра Алексеевича в одной из комнат бесплатно жила сама Зоя Ивановна с отцом, матерью и сестрой, чтобы было веселее Катеньке — жене купца Наумова, т.н. сам он часто бывал в отъезде. Но в 20-х годах все купцы разъехались, и в их домах уже жили разные люди.

Однако железнодорожная станция Мордвес и в это время притягивала людей как магнитом, особенно в годы НЭПа, и поселок продолжал расширятся.
В конце 20-х годов шла подготовка к строительству второй колеи железнодорожного пути от станция Ожерелье до станции Венев, и в Мордвес в начале 30-х за полотном железной дороги /в сторону Трухачевки/ возник городок строителей. Он состоял из 4-5 длинных дощатых бараков, в каждом из которых по обе стороны сквозного коридора располагались комнаты рабочих. На каждую семью давалась одна единственная комната с печным отоплением, независимо оттого, сколько в семье человек. Конечно, все удобства на улице. И получить такую комнату было великим счастьем для любой семьи, Тем более, что в одном из бараков, стоящих перпендикулярно ко всем остальным, разметалась дешевая столовая, где можно было не только поесть пустого перлового суш с хлебом, но и взять обеды на дом для всей семьи. Для инженерно-технического персонала был отдельный зал с хорошими обедами. A еще в этом городке был небольшой магазинчик для рабочих, где кроме черного хлеба белый выдавался только по большим, праздникам, можно было купить карамель-подушечки, чаще всего слипшиеся, сахар по норме, чай-малинку, спрессованный из пережженных фруктов в брикеты — великое лакомство для ребятни, хозяйственное мыло и еще кое-какие товары. Поселок еще некоторое время существовал и после сдачи 2-ой колеи.

Жизнь была невероятно тяжелей, но народ верил в лучшее будущее. По праздникам в красно; уголке большая комната в бараке непременно делались большие доклады, назывались передовики производства, подводились итоги сделанного. А успехи были налицо. Невероятное оживление у строителей было вызвано новым мощным паровозом-красавцем ФД /Феликс Дзержинский/ которому было под силу тянуть огромнейшие составы. И мы, дети, бегали его смотреть к высокой насыпи и считали грузовые вагоны. А пассажирские поезда начали возить блестящие элегантные, с иголочки паровозы ИС /Иосиф Сталин/, которые вселяли в строителей не меньшую гордость за отечественное машиностроение.
Я потому так подробно пишу обо всем этом, что вместе с родителями жили в одной из комнат барака, училась в начальной школе, и ходили мы с сестрой в школу через день, так как некуда было девать годовалого братишку. И через день мы с сестрой стояли в очередях сначала за перловым супом на дом для всей семьи, а потом за хлебом в магазинчике.
Поселок был разрушен уже перед самой войной. Сейчас на том месте ничто не напоминает о человеческом муравейнике, где и в тесноте, и в обиде, и величайшей бедности жили сотни людей, сведенные судьбой на строительство железнодорожной магистрали. Теперь там пустырь и кое-какие постройки привокзального хозяйства.

СТРАНИЦА ЧЕТВЕРТАЯ
МОРДВЕССКИЙ РАЙОН

Мордвесский район образовался в 1935 году из частей территорий Веневского, Каширокого и Лаптевского районов. Вначале районные организации размещались в домах торговцев, затем поселок начал быстро обустраиваться и расти.
Первым секретарем райкома партии был Николаев Николай Иванович /затем жил и работал в Туле/, а председателем райисполкома был Иванов Александр Васильевич, которого затем назначили в Карельскую АССР, где еще до войны он стал председателем Совета Министров. Первым секретарем райкома комсомола стал Гольтяпин Виктор Михайлович, затем переведенный в Москву в аппарат МК ВЛКСМ. После войны в 1945 году он работал заместителем заведующего отделом кадров при МК КПСС. Инструктором райкома ВЛКСМ был Кондратьев Федор Иванович, а заведующим отделом Папин Виктор Яковлевич, который и сообщил гае все сказанное выше.
С 1935 года и до упразднения Мордвесского района проработала инспектором РОНО Зайцева Анастасия Ивановна, награжденная за свой труд орденом Ленина.
По свидетельству Зайцевой А.И. первым заведующим РОНО был Евсевьев Иван Петрович, первым судьей Тормозов, а прокурором Стрельцов. Первым начальников милиции был тов. Макаров.

Начальная школа в 1935-1936 г.г. размещалась в деревянном здании около Трухачевской церкви, а 5 и 6 классы Мордвесской средней школы начали занятия в здании, которое строилось для железнодорожного детского сада еще до образования района и было куплено у железной дороги за 48 тыс. руб. Когда в школе появились все классы, то занятия шли в 3 смены с раннего утра до поздней ночи. Сюда же были переведены и начальные классы так как здание школы около церкви было сломано и перевезено в Мордвес на строительство деревянного клуба.

В этой школе в 4-ом классе у Кирьяновой Зои Ивановны, училась я, Савельева Клавдия Георгиевна в 1939-40 учебном году и прекрасно помню 3-ю смену с чадящими керосиновыми лампами. Первым директором школы была Горохова Екатерина Гавриловна, уехавшая лотом в Московскую область.

Тогда же началось строительство одноэтажных кирпичных корпусов средней школы около парка, второй из которых был сдан в эксплуатацию перед войной. По свидетельству старейшего педагога Сидориной Полины Алексеевны, 1-й корпус был построен из кирпича Трухачевской церкви, а 2-й – из Алитовской. Начальником строительства был Синелыциков Василий Евграфович, десятником — Баранов Иван Федорович, а Гареликов Василий Иванович — прорабом. Директором этой, уже новой, школы был сначала Соколов Лев Алексеевич, но он был призван в армию и направлен в школу политруков, а его сменил Арцыхович Николай Георгиевич. В новое здание были переведены 5-10 классы, но и здесь помещений не хватало, так как учеников было очень много, и занятия шли в 2 смены. Я в 1940-41 учебном году училась в новой школе в Б классе. И было этих пятых классов целых 3 по 40 человек: «А», «Б» и «В». И какой же праздничный настрой был в этой новой школе! Внутренним светом были озарены и учителя и ученики. И никто не предполагал, что до самой страшной войны на территории страны оставались считанные месяцы. После войны в старом здании школы располагались квартиры учителей, а позже и школьный интернат, в котором я тоже жила, учась в 9 классе. Но это все потом. Сейчас этого здания не существует, а на его месте располагается частный дом.
А пока Мордвес бурно строился. Начальную школу от Трухачевской церкви перевезли в поселок и сделали из нее пристройку к клубу, а сам клуб соорудили из Знаменской деревянной церкви. Стоял он там до начала строительства современного Дома культуры.
До войны напротив школы работал еще и пионерский клуб, построенный из сломанной деревянной церкви в с.Русалкино, что около Павловского. Теперь и того клуба нет.
Тогда же построили деревянную амбулаторию с родильным домом на улице Калинина. И очень многие жители поселка родились именно здесь. Теперь этого здания тоже нет, оно было сломано после вступления в строй новой районной больницы, расположившейся за парком.
Спешно строились аптека, баня, магазины, столовая, деревянное здание райкома партии и райисполкома, а рядом 3 двухэтажных, деревянных дома для партийной элиты. Теперь этих зданий уже нет, остался лишь один восьмиквартирный. А вот банк расположили в надежном кирпичном здании купца Наумова Ильи Алексеевича, позже в кирпичной пристройке этого здания располагалась пекарня. В прошлом году это здание 19 века было продано в частные руки и разрушено. Теперь в поселке остался единственный свидетель 19-го века — станционный вокзал, возведенный в 1899 году.

Молочный завод вначале располагался в деревне Трухачевка около речки, я молоко охлаждали прямо в колодце. А речка была чистая-пречистая, я в ней целыми днями возились сельские ребятишки, а женщины полоскали белье. Затем молокозавод перевели в Moрдвec в помещение недалеко от вокзала и лесного склада, но оно быстро пришло в негодность. Новый молочный завод вступил в строй в начале 60-х. Продукция Модвесского молочного завода имела высочайшую марку качества и поставлялась в Москву и даже в Кремль.

Народным суд, районный отдел народного образования ж некоторые другие организации расположились вначале в одном из 3-х длинных железнодорожных привокзальных помещений, построенных вместе с железной дорогой и вокзалом для служащих железной дороги. Милиция и паспортный стол — в доме купца Макеечева.

И все-таки, несмотря на все героические усилия, район, как и вся страна, был очень бедным. Достаточно сказать, что освещение было вначале керосиновым. Даже на железной дороге в стрелках и семафорах горели керосиновые фонари, которые помещались на ночь стрелочниками за стекла семафоров и стрелок. Менялись только стекла /красные и зеленые/ с блокпостов, для чего существовала сложная система тросов. Многие стрелки переводились стрелочниками вручную /отсюда и пошло, что во всем виноват стрелочник/. Если путь поезду открыт, то на высоком, не ниже 10 м семафоре ночью загорался зеленый свет, а закрыт — красный. Днем на семафоре поднималась вверх «рука», что означало «зеленый свет». Машинистам паровозов надо было быть предельно внимательными, смотрели они, высовываясь из окна, в любую погоду и были удивительно чумазыми. На вокзале, высоко на щите печки, под самым потолком ночью горела керосиновая лампа, а зимой в печке горели дрова. И все учреждения и жилые помещения освещались керосиновыми лампами. Я помню, что в школе, в третью смену лампы за отсутствием кислорода из-за большого количества учащихся постоянно чадили.
Дитятев Василий Федотович, живший в Мордвесе и сразу после войны работавший в райкоме партии заведующим отделом партийных, комсомольских и профсоюзных организаций вспоминал: «Весь райцентр состоял из 4-х улиц: Советской, Комсомольской, Володарского и Почтовой. А позади этих улиц были земли, принадлежавшие колхозам в деревнях Трухачевка и Алесово.

Район не имел электроэнергии, а районный поселок не сразу после войны начал освещаться дизельной электростанцией, поэтому свет горел лишь до 12 часов ночи. Незавидное положение было и с питьевой водой. В поселке было всего 5 колодцев и 1 водоразборная колонка, в которую вода подавалась из реки Мордвес водокачкой, построенной на это? реке для заправки водой паровозов. И вода часто была с головастиками. Теперь уже нет ни водокачки, ни той водонапорной башни около вокзала. Вместо нее построили другую на Привокзальной улице. А поселок снабжается артезианской водой из скважины.

Район насчитывал 133 колхоза, в каждой деревне — колхоз, а в больших деревнях было даже по 2 и 3 колхоза /я подтверждаю слова Василия Федотовича: у нас в селении Тюнеж было тоже три колхоза/. А еще 3 совхоза: «Оленъково», «Спицино», «Горшково». И 26 сельских советов.

Кроме того, район имел 2 МТС /Мартемьяновскую и Мордвесскую/, а позднее, уже после войны, на базе лагеря военнопленных была создана Трухачевская ЛЗС, т.е. лесозащитная станция, которая занималась насаждением лесных полос и строительством прудов. Теперь эти прекрасные лесные полосы пересекают район во всех направлениях. Трактора были маломощные, всего до 30-ти лошадиных сил, а на крюке 15 лошадиных сил, да и было их очень мало. Это были ХТЗ и СТЗ. Комбайны были прицепные /к тракторам/ — «Сталинец» и «Коммунар». И их можно было пересчитать по пальцам. А автомобилей насчитывалось всего 8-10 штук: ЗИС-5 /трехтонки/ и ГАЗ-А /полуторки/. Но автомобили появились в основном после войны. Во время войны основной тягловой силой оставались бык, лошадь и женщины, впрягающиеся в плуги и сохи, т.к. лошадей было очень мало: они были нужны фронту. Колхозы экономически были очень слабые. Животноводческие фермы насчитывали всего по несколько десятков голов скота с надоями по 500-700 литров от коровы в год, а урожаи на полях составляли 6-7 центнеров с гектара» — завершает Дитятев Василий Федотович.

Война ввергла хозяйство страны и, в том числе, Мордвесского района в катастрофическое состояние. Еще 10 лет Мордвесский район не мог оправиться от ее последствий. Но постепенно благодаря труженикам тыла хозяйство района набрало силы.
Вот что рассказывает об этом Баранов Василий Евсеевич, работавший председателем Мордвесского райисполкома с 1955г. по 1961г. вместе с 1-ым секретарем райкома партии Быкановым Иваном Егоровичем.

«Приятно вспомнить, что мы, жители Мордвесского района, особенно ощутили благотворное влияние намеченной партией программы подъема экономики колхозов, совхозов, улучшение материального благосостояния советских людей. Только простой перечень осуществленных в районе и поселке Мордвес мероприятий — наглядный тому пример.
1. Сельское хозяйство:

а/ Урожай зерновых с 6,2 ц/га в 1954 году возрос до 9 ц/га, или на 30%.
б/ Надой молока на корову в 1968 году составил 2712 кг — самый высокий в истории района — против 1260 кг в 1954 году.

в/ Производство мяса увеличилось вдвое /но в пересчете на 100 га сельскохозяйственных угодий мы произвели его мало, всего лишь 22 ц в 1960году/.
2. Проведена электрификация района, в чем огромную помощь оказал нам 1-ый секретарь Тульского обкома КПСС Алексей Иванович Творостухин, разрешивший по любым проблемам обращаться к нему лично и даже звонить к нему на квартиру в любое время суток.
3. Построена автодорога, соединяющая п. Мордвес с автомагистралью Москва-Воронеж /1961г./.
4. Введены в строй действующих в поселке Мордвес: школа, хлебозавод, дом культуры, здание РК КПСС, больница, аптека.

5. Колхозы и совхозы района перевели в основном весь крупный рогатый скот и свинопоголовье из плетневых приспособленных, сараев в благоустроенные по тому времени помещения.

6. Па селе развернулось строительство школ, медицинских учреждений, магазинов, сельских клубов и других социально-культурных объектов.
Активное участие в возведении всех строек принимали жители пос. Мордвес и района. С лопатами в руках, бесплатно рыли траншеи под фундаменты школы, больницы. Дома культуры и других зданий, грузили и разгружали строительные материалы, выполняли другие вспомогательные работы. Трудились все: работники райкома КПСС и райисполкома, рабочие учреждений и организаций, врачи и учителя. Кроме всех других дел, они своими руками посадили сквер вокруг Братской могилы, который я сейчас украшает поселок, озеленили все улицы районного центра.

А в центре старого парка были разбиты громадные цветочные клумбы. По краям поляны размещались летний кинотеатр с летней эстрадой, павильоны с фруктовой водой и различными кондитерскими изделиями, множество скамеечек для отдыха.
Каждое лето там проводились праздничные гулянья, играла музыка, демонстрировались художественные фильмы, проводились концерты, народу собиралось великое множество. Еще и сейчас от прежних клумб там остались заветные возвышения правильной геометрической формы.

Сам районный центр увеличился в несколько раз, разросся с севера на юг и с запада на восток более чем на километр, включив в себя полтора десятка новых улиц.
Так рос и хорошел мой Родной край в те годы, где я более 20 лет жил и трудился» — заключает Таранов Василий Евсеевич 8 декабря 1980 года.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

В 1963 году Мордвесский район был волею первого секретаря обкома КПСС Юнака присоединен к Веневскому району. Хуже стало всем: район стал трудноуправляем из-за огромной величины. А в бывшем районном центре Мордвес постепенно исчезли все учреждения, организации и предприятия, кроме школы, детского сада, разрушающейся больницы, аптеки, ДК, библиотеки и швейной фабрики. В годы реформ поселок окончательно захирел. Пришли в полную негодность линии электропередач, водопроводная, радио- и телефонная сети, вырубается на дрова старый парк и в нем ничего не осталось от того, о чем ранее поведал нам Баранов Василий Евсеевич.
Зато кругом свалки всякого мусора, грязь, неухоженность. А в центре поселка появился вещевой и продуктовый рынок, несколько частных магазинов, где можно купить почти все.
Достижением стала центральная котельная на газе, которая обеспечивает теплом помещения соцкультбыта и часть многоквартирных домов. В некоторые дома поселка проведен природный газ. Остальные жители поселка живут надеждой на лучшее. Иначе как же жить и во что верить?


Савельева К.Г. Пос. Мордвес

 

Навигация по сайту
Сведения об образовательной организации
Новости школы
Информ-страницы
Дошкольное образование